История из жизни, букв много, но читать интересно. Кто осилит, обро пожаловать. Надежда Леонова.

История рассказана студенткой института культуры в 1983 году

Было это, можно сказать, не так давно, два года назад. Каждое лето у нас при институте организовывался стройотряд, который отправляли, кого на стройки, кого в помощь организациям по благоустройству города, а кого в помощь проводникам в поезда дальнего следования. Так у нас начинался трудовой семестр. В том г7оду наш отряд послали в помощь бригаде проводников междугороднего поезда, и я с подругой Галиной попала в 14 купейный вагон, где для нас выделили отдельное купе. По очереди с ней мы дежурили и спали. В одну из ночей моего дежурства случилось нечто, во что я сама никогда бы не поверила, не будь я участницей и очевидцем событий.

Поезд шёл, мерно постукивали колеса, за окнами покрапывал дождь. Пассажиры, закрывшись в своих купе, спали. Все звуки сливались в одну гибнотизирующую мелодию колыбельной песни. Я вышла из купе подметать вагон. Вдруг передо мной открылась дверь в девятом купе, в которое пока ещё никого не поселили. Я оглянулась, никого не было. Думаю, наверное, дверь на ходу сама открылась. Вслед за этим открылась дверь, ведущая к умывальнику. Чудеса, думаю. Пошла в открытую дверь. Села в коридоре у окна, открыв рот, внутри всё похолодело, ведь это сказки, сказки, наверное, всё это снится… Передо мной кто-то чихнул. Я оглянулась, впереди и сзади никого. Однако, не смотря на весь страх, не могла оторваться от открытой двери в умывальник. Там явно кто-то умывался. Слышался плеск воды, кто-то фыркал, отплевывался, после чего дверь в умывальник закрылась, и дальше послышался шум шаркающих об пол ног в тапочках. Закрылась дверь в девятом купе, снова воцарилась тишина движущегося поезда. Я сидела с веником в руках и уже совсем забыла, что хотела делать. Просто боялась пошевелиться. Когда стала приходить в себя, сделалось ещё страшнее. Я встала и бочком, на цыпочках стала продвигаться к своему купе. Галина спала, не знала о моих страхах, я не стала её будить, а пошла в последний вагон к ребятам.

Парни встретили меня улыбками. Я ещё не успела слово сказать, а они уже всё поняли. Видно страх был написан на моем лице и глаза безумно горели.

- Что, страшно? – спросил один из них. – Ты не бойся, он добрый.

- Кто он?

- Ну, как кто? Шишрк.

- Мальчики, вы что такое говорите, какой ещё шишок? Разве такое бывает?

- Ну, бывает, не бывает, а только вот творятся чудеса, да и только.

- Так вы всё знаете?

- А то как же? Знаем. Он здесь уже года два живёт. С тех пор, как в этом купе один парень повесился. С тех самых пор и творятся чудеса.

- А зачем он повесился?

- Да вроде из-за девчонки какой-то.

- Но ведь это невозможно. Рассказать кому, не поверят.

- Правильно. Никто и не верит. Страхов натерпятся, а не верят.

- У нас же наука всё объясняет, почему бы сюда ни пригласить кого, чтоб разобрались в этом явлении.

- Да брось, Танюха, кого приглашать, на нас же как на идиотов смотрят, думают, придумываем, чтобы напугать народ, и смеются, вроде анекдот услышали. А ты успокойся, он добрый, ничего плохого не делает.

Посидела я ещё с парнями, но всю ночь не просидишь, нужно кипяток к утру готовить для чая, на станциях пассажиров будить. Пошла в свой вагон. Взяла веник, стала подметать. Только дошла до девятого купе, опять скрип чудится. Остановилась, уставилась на дверь и прошу:

- Миленький, хорошенький, ты уж не пугай меня, я такая трусиха, спасу нет. А работать нужно. Вот подмести нужно. Не будешь меня пугать, а?

Дверь опять скрипнула и наступила тишина. Обратно на цыпочках пробиралась мимо девятого купе, а там кто-то вздыхал тяжело.

Утром солнце в окна засветило, Галина моя проснулась, а я почему-то про страх свой ночной забыла. Мне даже подумалось, что все чудеса со мной приключились из-за того, что была ночь, все спали, я одна бодрствовала, и всё это себе придумала. Галине ничего не рассказала, посмеялась только, что по вагону черти бродят, на что Галина тоже пошутила в ответ, и на том расстались, я пошла спать.

Днём я подменила Галю на три часа, она отдохнула, и заступила на ночное дежурство. Мне в голову не пришло больше что-то сказать о своих ночных страхах. Я спокойно спала, когда в купе залетела Галка. Она тихонько позвала:

- Танюха…

Я привстала на постели, передо мной было лицо страдающего человека со слезами на глазах.

- Танюх.., - продолжила она. – Там кто-то ходит. Может, бандит какой, залез и прячется, а?

- Нет, Галя, не бойся, это шишок.

- Какой ещё шишок?

- Да чёртик такой. Мне парни из 13-го вагона рассказываи, серьезно. Чего ты? Права.

- А ну тебя, придумаешь тоже. Бандит, наверное, какой-нибудь. Или, может, заяц безбилетный. Тань, хоть на десять минут встань, побудь со мной, я подмету вагон.

Я встала, пошла с Галиной. Мы подошли к девятому купе и обе вздрогнули, кто-то кашлянул и скрипнула дверь. Мы с Галиной уставились друг на друга и тихо замерли. Так простояли минуты две, вокруг не слышно ни одного звука, и нам вдруг стало смешно.

- Тань, - говорит Галина, - может, у нас с тобой коллективное сумасшествие начинается? Общие галлюцинации уже есть.

- А может быть. Это, наверное, всё со страху. Надо будет в это купе пассажиров заселить. Станция какая-нибудь будет, и заселим.

- Ага.

Спать мне что-то расхотелось, и я решила дождаться станции. Через 15 минут поезд остановился, в наш вагон вошёл один только пассажир, а и то изрядно пьяненький. Мы его втолкнули в 9-е купе, постелили постель, уложили спать, а сами стали смотреть в окна на убегавшие вдаль столбы. Вдруг наш пассажир выскочил из купе. Дверь своего купе закрыл, и приставил ухо к двери. Потом зашёл в купе, и десять минут было тихо. После опять выскочил, приставил другое ухо к двери. Потом приоткрыл дверь, и в небольшую щель стал заглядывать в купе. Затем опять минут деять было тихо. Потом вышел с бутылкой вина в руках, взял стакан, налил себе, открыл дверь и говорит:

- Ну, что прячешься? Выходи, выпьем. Ну, и дурак.

Выпил залпом, налил ещё. И после заговорил ещё громче:

- Ох, и гад же ты! Вот видел я гадов, сам такой, но таких, как ты, первый раз встречаю. Кашляешь, чихаешь, вздыхаешь, прячешься, и пить не хочешь, ну, не гад ли ты?

Мы с Галиной были ни живы, ни мертвы. Мало нам собственных галлюцинаций, так ещё и пьяный ненормальный. Зашли в своё купе, закрылись, и сидим дрожим. Мне уже спать совсем не хотелось. Остановок в ближайшие полтора часа не предвиделось, и мы не выходили в коридор. Примерно через час в наше купе постучал пассажир из девятого купе.

- Девушки, вы не спите? Как хорошо! Мне тоже чего-то не спится. Давайте в карты поиграем.

Несмотря на выпитое, он казался почти трезвым, только каким-то возбужденным. Утром ушёл в тринадцатый вагон и там уговорил парней поселить его в какое-нибудь купе в их вагоне.

За десять дней пути туда и обратно мы поселяли в это купе разных людей, но со всеми случались подобные чудеса. Ночью люди выходили из купе, оглядывались вокруг, прислушивались, а днём подшучивали друг над другом, и если кому предстояло ехать в нём ещё одну или две ночи, выходившие пассажиры желали удачи, и предлагали выпить на ночь снотворного.

На протяжении десяти дней мы были участниками частного и коллективного галюцинирования. Вот такая история случилась с нами. Сейчас она мне, как и вам, кажется сказочной и неправдоподобной, но страхи всё равно остались…

Похожее изображение