Считается, что христианские монахини являются невестами Христа и в знак этого они надевают обручальное кольцо во время пострига. После так называемого обручения сестры Джованны Марии делла Кроче из Роверето (Италия) в 1625 году ее безымянный палец «источал нежный запах, который она не могла скрыть и о котором вскоре прознали все».

Ее биограф продолжает: «Аромат этот был настолько силен, что передавался при соприкосновении и сохранялся значительное время. Так случилось, что рука сестры Марии Урсулы, которая прикоснулась к пальцу во время первой болезни святой монахини, испускала устойчивый запах несколько дней.

Этот запах был особенно ощутим, когда Джованна Мария была больна, так как тогда она не могла принять предосторожности, чтобы скрыть его.

От пальца благоухание распространилось на всю руку, а потом и на все тело и передавалось всем предметам, которых она касалась. Его нельзя было сравнить ни с каким земным запахом, так как оно было совсем отличным и насыщало все тело и душу неописуемым умиротворением. Оно было особенно заметно после того, как она принимала причастие.

Оно исходило не только от ее тела, но и от ее одежд даже спустя долгое время после того, как она переставала носить их, и от ее соломенного матраса и от других предметов в ее комнате. Оно распространилось но всему дому и предшествовало ее появлению и любому движению. Все, кто находился в хорах, узнавали о ее приближении еще до того, как она появлялась в поле зрения, по запаху.

Это чудесное явление, продолжавшееся много лет, казалось еще более удивительным, так как обычно она не выносила никаких запахов. Мы были вынуждены держать подальше от нее мускус и янтарь, так как они воздействовали на нее так сильно даже на

большом расстоянии, будучи скрыты в подвале, что порою она даже лишалась чувств. Единственный запах, который не причинял ей вреда,— это запах, который исходил от ее собственного тела».

Подобное произошло и со святой Марией Агнели. Во время слушаний по канонизации Блаженной Марии дельи Ангели, которая умерла в Турине в 1717 году, принцесса королевского дома в Пьемонте, поклявшись, что будет говорить правду, дала следующие показания:

«В доказательство святости этой рабы Божьей я свидетельствую о том, что в местах, где она появлялась, распространялся удивительный аромат. Сладость его была не похожа ни на один земной запах. Чем более вдыхаешь его, тем более наслаждаешься.

Особенно явственно он ощущался во время празднеств Девы Марии, святого Иосифа, святой Терезы, во время торжественных девятин и в святые праздники Рождества, Пасхи и Троицы.

Фрейлины из моей свиты ощущали его так же четко, как и я, и что более всего поразило меня — это то, что после смерти рабы Божьей я продолжаю ощущать аромат в комнате, которую она занимала, хотя из нее были унесены все старые предметы».

Другие очевидцы на слушаниях дали похожие показания. Одна из монахинь из того же монастыря сказала: «Когда нам нужна была преподобная мать и мы не могли найти ее, мы выслеживали ее по запаху, который она оставляла за собой».

Как и многие святые люди, отмеченные Богом, Мария усердно пыталась скрыть это и держала у себя в комнате зловонные предметы, чтобы отбить запах. Однако все было бесполезно, так как неземной аромат невозможно скрыть.